Театр Камала выпустил первую премьеру сезона – «Пришлый»

Дусларым белән уртаклашам:
Click to view image

автор: Айсылу ХАФИЗОВА

На малой сцене Татарского государственного академического театра имени Г. Камала сегодня – премьера. Одноактный спектакль «Пришлый» («Кильмешэк») по дебютному тексту (пьеса автора ставится впервые) Сюмбель Гаффаровой поставил главный режиссер театра Камала Фарид Бикчантаев. Накануне постановку представили журналистам и труппе театра.

Пресс-показ собрал полный зал. Помимо журналистов, спектакль пришли посмотреть именитые актеры театра Камала, а также молодежь. Помимо того, что постановка стала первой премьерой сезона, интригу создало и то, что пьеса написана в рамках совместного норвежско-китайско-российского проекта. Незадолго до премьеры, Фарид Бикчантаев рассказал о ней на пресс-конференции. По его словам, участники лаборатории из разных стран в течение месяца писали пьесы на тему «Миграция» под руководством наставника. Татарстан в проекте представила дочь известного татарского драматурга и писателя Ахата Гаффара.

С первых минут зрителя вводят в атмосферу мистического Хэллоуина – в таинственном полумраке на фоне темного силуэта дома на сцену выходят фигуры – невеста, генерал, петрушка, солдат – в одинаковых масках в форме черепа. Главный герой Накип (Радик Бариев) «оживляет» эти фигуры в масках, всем своим видом давая понять: «Я – не из вашего мира, но готов играть в эту игру, разделять с вами радость и даже танцевать». Наваждение уходит, свет заливает сцену и становится видно что дом окрашен в цвет голубого неба с пухом облаков. Накип собирает урожай картофеля на «стерильном» и аккуратном «канадском» огороде, а Джоанна (Люция Хамитова) помогает ему и добродушно пилит мужа за то, что он выращивает свою картошку и что соседи называют ее «Жаным», подражая ему, а не по имени. Этот диалог актеры, далекие от пожилого возраста, ведут, играя семидесятилетних стариков, при этом старость не передана в гриме. Эта условность бросается в глаза, но принимается за правило игры.

Поворотным моментом и началом истории становится появление доброго соседа Накипа и Джоанны Самуэля (Минвали Габдуллин). Шотландец солидной комплекции появляется с волынкой и в килте. Пара реприз, а затем сообщается главное – открыли «железный занавес», Накип может вернуться домой. С этой секунды ритм спектакля ускоряется, комично-сентиментальные сцены динамично чередуются с леденяще тяжелыми.

В спектакле нет проходных сцен, каждая – драматургически завершенная история, вызывающая подлинный отклик, смех или слезы. Предаваясь воспоминаниям, Джоанна и Накип «молодеют», сбрасывая с себя детали старости, и переживают первое знакомство, которое началось с неожиданного поцелуя. Сцена вызвала хохот, чтобы сразу после нее ввергнуть зрителя в поле сентиментальной тоски по родине двух молодых солдат, а затем – в боль и горечь утраты. Односельчанин Хайрулла (Ильнур Закиров), несмотря на предостережения молодого Накипа (Раиль Шамсуаров), выпивает харамные «боевые 100 грамм» перед атакой, а после боя друзей раскидывает по разные стороны баррикад. Одного – в госпиталь, а другого – в плен.

Между флешбеками развивается действие в канадском доме. Накип собирается на родину, пакует чемоданы, а Джоанна предвкушает встречу с местностью, где отмечают веселый праздник Сабантуй. Остановка всех старинных часов в доме пугает – умение чинить часы спасло Накипу и его соплеменнику Хисматулле (Алмаз Сабирзянов) жизнь в немецком плену.

Но Джоанна боится отпускать мужа – она знает о его первой любви, которая провожала его на фронт. Зайтуна (Айгуль Абашева), как и солдаты в первых сценах (их форма не цвета хаки, а белая), появляется в необычном костюме. Обычная для деревни ее телогрейка сшита из блестящей голубой парчи. Эти детали усиливают иллюзорность событий, не давая забыть о том, что происходят в душе героя. Враги в глазах Накипа – гротесковые мимы, одетые в клоунские наряды. Все актеры, кроме исполнителей главных ролей, Радика Бариева и Люции Хамитовой, воплощаются по ходу спектакля в несколько образов, и это тоже работает на канву истории, вызывая неожиданные ассоциации, оттеняя второстепенное.

Ближе к финалу спектакля даже самые стойкие зрители смахивали слезы. Пережить иначе так мастерски рассказанную человеческую трагедию невозможно.

Жанр спектакля в аннотации не определен. Финал истории решен символично – все часы начали ходить, Накип, оставшись в белой сорочке и кальсонах, словно призрак из своих воспоминаний, уходит в темноту, а Джоанна и Самуэль вглядываются в небо, где кричат перелетные птицы. И облака на канадском доме – это небо татарской деревни, где прошли детство и юность героя. Конечно же, птицы возвращаются домой. Как встретила родина своего солдата, мы можем только догадываться. Односельчане давно решили: Накип – предатель...

источник: http://www.tatar-inform.ru/news/2017/10/14/577755/

Дусларым белән уртаклашам:

Other article