Резеда Гарипова: «Я не ищу трэша, как в детстве, я ищу смыслы, которые меня трогают»

Дусларым белән уртаклашам:
Click to view image

Режиссер Тинчуринского театра поставила в прошлом сезоне два разножанровых спектакля — музыкальную комедию и поэтический перформанс, а сейчас взялась за Хай Вахита.

Вы много переезжали в детстве?

Говорят, что родилась в Дербышках. Вообще, все родственники у меня из Казани, у меня нет деревни, куда я могу приехать поностальгировать. Родители жили в каком-то общежитии на Гастелло, работали где-то на компрессорном заводе, а я жила с бабушкой, в основном, на Танкодроме. В пять папы не стало, мама работала, бабушка меня воспитывала, они обе были очень эмоциональными женщинами, а у меня развилось мегаспокойствие. Где-то в 14, когда и бабушки не стало, я больше жила уже одна. Разные у меня были знакомые — и неформалы, и гопники, все меня уважали и не конфликтовали друг с другом. Во мне нет татарского или русского, деревенского или городского воспитание, что-то свое, сборная солянка. Я поменяла три школы, была ударницей, правда, била мальчиков. В последний раз перешла из татаро-английской в русскую и скатилась в одной из четвертей до троек, потому что математику, физику, химию, историю учила на родном, пришлось собраться и ускориться.

 

Откуда театр?

В четыре меня водили в нынешний ДК «Сайдаш» в вокальный кружок, мы пели с Мусой Маликовым, есть фото: я очень миленькая, без передних зубов, в национальном костюме. В пять лет я во дворе предложила: давайте что-то поставим. Я не люблю выходить на сцену, выхожу только на поклон, меня трясет, но мне нравится управлять своими героями на сцене, оправдывать их чувства и поступки. В школе я пошла в театральную студию, мы ставили сказку «Уги кыз», мне дали роль Марфуши, я же была выше всех в классе. Педагог заболел и сказал: давайте вы сами. Я запирала дверь и говорила: пока не отрепетируем, вы отсюда не выйдете. При этом в сознательном возрасте я думала, что стану стоматологом, но у меня страдала биология, я боюсь крови , а режиссурой я готова заниматься даже бесплатно.

 

Словом, вы пошли в университет культуры.

Да, Рашид Загидуллин впервые набрал русскую группу. Мне повезло с курсом, мы в первый же день обсуждали фильмы Феллини, требовали от деканата дополнительные занятия, репетировали до десяти вечера. Загидуллин общался с нами на русском. Я сама преподаю в КТУ, второй раз набираем с Зульфатом Закировым татарский актерский курс, там другое мышление, там сложнее, ведь есть такие понятия, как татарская режиссура, театр, зритель, к сожалению. Мы были свободны от этого. Когда я выпустилась, два года ходила с работы на работу: в школе была, в филармонии, делала проект «Бибарс», готовила проекты типа Дня города. Встретила молодого человека. Могла выйти замуж и забыть про режиссуру. Уйти в другую профессию. Слоняться дальше. Помню, говорю: Коля, если меня пригласят за рубль сидеть на репетициях, я пойду, я иначе не могу. Через месяц Загидуллин предложил набирать с Зульфатом Закировым курс в училище. Я испугалась, Загидуллин сказал: думай, у тебя есть пять минут, потом дал координаты Зульфата, мы долго говорили, Рашид Муллагалиевич согласился нас курировать. Через пару месяцев меня позвали ассистентом режиссера, а потом я поставила «Угасшие звезды».

 

Вторых режиссеров в Казани практически нет.

Я думаю, что мне решили дать шанс, рискнуть: девочка без опыта, не самый простой коллектив. Я для диплома ставила спектакль по пьесе Корниенко «Человечина», кровяка, дочь ест свою мать. И вот - «Угасшие звезды». Я думаю: как же Вырыпаев, Серебренников, давайте Сигарева попробуем! Я начала ставить и поняла, что ничего не понимаю в театре, вспомнила все действенные анализы, систему Товстоногова. У меня просили классическую постановку, аэто намного сложнее, чем сделать современное.

 

Было трудно?

Работала молодежь, Артем Пискунов, Резеда Салахова, Зульфат Закиров, мои студенты, активное старшее поколение. Меня сильно не курировали, так, поглядывали, что-то говорили. Так я поставила в Тинчуринском, кажется, девять спектаклей. Работаю пять лет. В том сезоне у меня были «Ак Тәүбә, Кара Тәүбә» и сторонний стихотворный проект «Ишек». Я сбавила темп, сейчас планирую Хай Вахита, «Скрытые следы», она ставилась очень давно. Мне интереснее сначала разобраться со всем этим, я не ищу трэша, как в детстве, я ищу смыслы, которые меня трогают. Меня стали сильно задевать некоторые социальные проблемы, то что льется из ящиков начинает превращаться в спектакль. И есть даже один текст, над которым я хочу годик поработать. Если я не могу позволить себе поставить что-то из-за кассы, репертуарной политики, у меня есть студенты. С ними я, скажем, делала «Волну» Тода Штрассера, пьесу о тоталитарном режиме.

 

Как вам «Ишек»?

Мне понравилось работать с поэтическим текстом, я реально получала кайф. К тому же у меня были студенты, я могла требовать от них все, что хочу. Спасибо поэту Луизе Янсуар, она меня не ограничивила ни в чем. Мне все равно результат не нравится, это касается всех спектаклей.

 

Вы написали музыку для двух спектаклей.

Я закончила музыкалку, хотя после четвертого класса стала что-то сочинять, мне стало неинтересно учиться. Еще на дипломных мы пробовали делать музыку, но начала я на «Чулпан». Я искренне искала музыку под спектакль. мне понравилась песня «Чулпан» Шакирову, но она уже была в «Мәхәббәт FM», мне надо было либо искать композитора, либо писать самой. У меня проблемы с нотами, я взяла нашего заведующего музыкальной частью: Ксюша, послушай, если плохо, скажи сразу, не обижусь. Сыграла пару набросков и мы стали работать. Два текста я взяла из стихов Фаниса Яруллина, один мне написал студент Раниль, он рифмоплет, мы с ним писали его около шести часов.

 

Давно отошли от прошедших спектаклей?

Отхожу за неделю до премьеры. Посешаю первые два-три спектакля. Вообще, у меня огромная проблема: я не могу найти своего художника. Я нашла своего композитора (смеется). У нас дурацкая профессия: все время зависишь от кого-то, надо каждому объяснять на пальцах, а тут еще настроение, состояние актеров, художников…

 

Растете, как режиссер?

У меня неспроста затишье. Я понимаю, что я могу больше, но я сейчас в предстартовом состоянии, я расширяюсь, набираюсь опыта, для того, чтобы сделать настоящий спектакль.

 

Как расслабляетесь?

У меня дома, к счастью, все замечательно. У меня всего два друга, и очень мало знакомых для «светских бесед». Искренне завидую тем, кто умеет общаться, ходить на тусовки, разрастаться знакомыми. Муж у меня такой же, так что мы сидим дома и молчим. Так мы отдыхаем. Если что-то волнует, бурно общаемся. Он инженер, сильно меня поддерживает. Когда говорят: у вас же до десяти вечера репетиции! - мы не понимаем, в чем проблема.

 

Резеда Гарипова - лауреат государственной стипендии Правительства РФ для молодых деятелей культуры и искусства в 2015 году. Среди ее постановок - «Приключения Чиполлино» Родари, «Все мы люди» по роману Ремарка «Возлюби ближнего своего» и «Гора влюбленных» Ильдара Юзеева. Среди других ее проектов - театрализованная программа «Бибарс Сарай».

 

Текст: Радиф Кашапов

Фото: Юлия Калинина

источник: http://www.sobaka.ru/kzn/city/theatre/63263

 

 

Дусларым белән уртаклашам:

Other article