Творческая встреча с Теодором Курентзисом - дирижером Пермского оперного театра

Дусларым белән уртаклашам:
Click to view image

автор: Эльнар БАЙНАЗАРОВ

7 марта в Рахманиновском зале Московской Консерватории состоялась творческая встреча студентов с Теодором Курентзисом - дирижером Пермского оперного театра, обладателем премии «Золотая Маска», одним из самых значимых и влиятельных дирижеров нашего времени. 

По всем ощущениям - именно так и проходят аудиенции Воланда в Москве. Змеиный прищур, парселтанг на низких обертонах, дерзкие, не всегда откровенные взгляды с трона на очередную начинку Варьете.
Ярко-красные шнурки. 
С другой стороны, весь вечер он только и говорил, что об ангелах, вышних сферах, Брамсе, Малере, самых космических и размытых композиторах (на мой взгляд), от которых не коротит и не коптит, но остужает и приподнимает сантиметра на четыре. 

Ему нравится отзываться на просто Тео - просто бог. 

Он не знает, куда девать глаза и поэтому раздаёт взгляд сразу всем, встаёт в полный рост, и этот его полный рост выступает таким естественным пьедесталом и забралом - кажется, ему все же привычнее смотреть на вещи несколько сверху и с расстояния. 
Как с дирижерского пульта. 

Средней степени тяжести акцент заставляет заново трогать слова языком, находить на ощупь, слегка посасывая, ударение и слышать, и чувствовать совсем другой ритм речи - это в нем от Улисса с Итаки, а это меланхолия, подарок Кавафиса, а это, наверное, древние тетраграмматоны Медеи - эта цепкость обаяния, крепящегося кронштейнами сразу на жилы, улыбка хищника, хищного земноводного (как сказала Даша). 
Одно мне, оборонявшему тыл от пробирающихся (нелегально и успешно) студентов, стало ясно ещё на берегу - это не Консерватория пригласила и не публика соизволила прийти, нет - это он (наверное, можно капсом ОН) выбрал место и назначил час, и это он пришёл, вышел к людям, чтобы выговориться. понаблюдать. 
сравнить. 
подавляющая часть пришла уже качаясь - эти следовали за ним из Гамельна в Гамельн и ждали следующий позывной. 

Вторая треть, и это были люди его масти, пришли к нему, как к мастеру, чтобы убедиться что их механизмы настроены верно, и все сработает как у него (дисклеймер - нет). 

Третья треть, и нас было меньшинство, это я сужу по разговорам в фойе, пришла из любопытства больше к явлению, нежели к самой фигуре. Так, в новостях иногда интереснее смотреть как реагируют и что переживают лица акторов третьего и среднего планов, нежели постигать и поглощать само событие. Убийство - ну, убийство, а что об убийстве думает сам убийца и его соседи, точно слышавшие выстрел и видевшие, трогавшие, терявшие кровь? 

Он смеётся, он начитан, он пишет стихи на греческом и музыку, для гостей своего дома любит играть старые добрые «4’33» Кейджа - классический европейский интеллектуал пошива 1970-1980х с замашками enfant terrible, но несколько обретший покой в пермском краю. 
Курентзис - это конечное явление, это продукт, который выбрала и признала наша смена в Варьете. Это Энди Уорхол российской музыки, если угодно - Apple от мира элитарной культуры. Даже не столько элитарной - он живет на грани, как фильмы Параджанова или стихи Гельдерлина и Тракля, в которых много того «другого», высокого, Hochdeutsch языка музыки, и, в то же самое время, много близкого и понятного любому, даже самому неразвитому и отбитому регистру ощущений. 

Курентзис конечное явление - потому что мода уже меняется. Не сегодня, завтра растает снег, и уже не будет нужды в специальных тыловиках на каждом входе в Консерваторию. Его гениальность, безусловно, никуда не денется, она перерастёт и прорастет в него. Но придут, может, уже сегодня вечером, другие, более дикие и свободные, и ещё более уверенные в себе. И все. 

В конце концов, не один он знает, из какого болота растет тростник для его дудочки. 
Главное «но» всего вечера - собрались бы вот так на Спивакова? А на Гергиева? Поговорить о роли музыканта в обществе, м?

Дусларым белән уртаклашам:

Other article