Кем бу: Кто и зачем пишет стихи на татарском языке? Эльнар БАЙНАЗАРОВ.

Дусларым белән уртаклашам:
Click to view image

Эльнар БАЙНАЗАРОВ (студент, корреспондент).

Мое увлечение поэзией началось как-то само собой — запустилось как бот в телеграме. Спусковым крючком стало взросление: я тогда читал Куприна, Цветаеву, Кортасара. В младшей школе, может во втором-третьем классах, забредил древнегреческой мифологией: верил в Зевса, Афину, ненавидел сначала персов, потом римлян за угнетение греков. Дальше были Бродский, Сэлинджер, Воннегут — каждый из них пестовал по-своему. Затем Кафка, Рильке, Хайдеггер, вытеснившие американскую несерьезность немецким созерцанием того, что творится со словом. В эту же струю хорошо зашел Мандельштам с его ожерельями из мертвых пчел.

На татарском языке начал писать, когда прочел произведение «Кысса-и Йусуф», в котором женщины во время чистки мандаринов поотрезали себе пальцы, засмотревшись на юного Йусуфа. Именно тогда мне вдруг стало понятно, что мы не греки и не русские, что у нас своя, особенная культура.

***

Сүзлекләрне калынайтып, зеңли тутык фасыл кылы,

соңгы төшкә кичеккәннең тыны кысыр,

тигез төннең сулавына буйсынмаган урам уты

күлəгəңне — сагынырга — калтыратсын…

яралганнан тыналмаган давылмы соң — карыйм туры,

афәт теләп шыткан сүзләр тəүдəн тəүге…

аңлавымнан өстен калып, чəрдəклəнə, кабып тозын,

икебезне ике иткән шəһəр күге…

 

***

Утолщая словари, звенит ржавая струна осени,

у опоздавшего на последний сон сбивчивое дыхание,

уличный свет, не подчиняющийся мерному посапыванию ночи,

тихонько колышет твою тень — я буду скучать.

буря, не смолкающая с самого начала — взгляд вперед,

слова, рожденные желанием катастрофы — как в первый раз,

оставаясь таким же непонятым, рушится вдребезги, глотая свою же соль,

небо города, разделившее нас на четыре…

 

Еще, кстати, мне очень не нравится новый текст гимна. В татарском рифмовать существительные во множественном числе (-лар, -ләр) — моветон. В гимне рифмуют «теләкләр» и «милләтләр». И ходовая, избитая рифма «дастан» — «Татарстан». Почему нельзя было оставить предыдущий текст? В нем не было ни слова про Казань или республику, но было про дом, родной край. Парламентарии постеснялись первой строки «күпме юллар йөрдем, дөнья гиздем» — «сколько дорог прошел, весь мир обошел», мол, татары никуда не ходили, всегда жили на Волге. Но этот текст от имени одного человека, он личный и искренний. Поэтому он держал нацию.

Вообще, татарская поэзия — это в основном засилье пыли и осторожностей. Ее представители сейчас — это Йолдыз Миннуллина, Лилия Гибадуллина, Эльвира Хадиева, Луиза Янсуар, Гузель Закирова. Это люди и стихи, на которых строится современная словесная культура Татарстана. Они говорят откровенно, знают о чем и кому, ищут рифмы, ударные слова, у них свои миры. Мужчины же пишут тускло и банально. Гражданская лирика на татарском меня угнетает. Конечно, стихи про национальный долг, служение родине тоже нужны, но часто это просто технически плохие стихи, пыльная дидактика. Но среди мужчин-поэтов выделяется огромная глыба — Оскар Юнусов (Gauga). «Гаеп җыйган җилкәләр канатланмый» — плечам, накопившим вину, не окрылиться. «Оятсыз йолдызлар тибә эчемә, сау бул» — бесстыдные звезды пинают меня в живот, до свидания. Крутота!

А читать стихи всегда было модно. Творчество Канье Уэста — это ведь тоже стихи. За голову Салмана Рушди (британский писатель индийского происхождения. Его роман «Сатанинские стихи» вызвал яростный протест мусульман, — прим. Enter) уже больше двадцати лет дают миллион долларов. Учитывая инфляцию, голова поэта, если бы она была выставлена на IPO (первая публичная продажа акций акционерного общества, — прим. Enter), то находилась бы на одном уровне с брендами Гоши Рубчинского и того же Канье. Но разве мы пишем, потому что модно? Мне кажется, стихи — это одноразовые штуки. Как шприцы, например: предназначены для одного человека и должны использоваться единожды. Это не вопрос моды, это способ общения, наиболее внятный. Стихи — когда нельзя по-другому. Когда надо о чем-то рассказать, но тексту в строчку или фотографии не достает соли и обертонов. Каждое стихотворение — посмертная записка. Накал.

 

автор: Алсу ГУСМАНОВА

фото: Анастасия ШАРОНОВА

источник: http://entermedia.io/people/kem-bu-kto-i-zachem-pishet-stihi-na-tatarskom-yazyke/

Дусларым белән уртаклашам:

Other article