Как устроено творческое объединение «Калеб»

Дусларым белән уртаклашам:
Click to view image

Пять лет назад в Казани появилось творческое объединение с национальным оттенком — «Калеб». Оно сплотило молодых театралов, поэтов, музыкантов, художников и режиссеров, которые продвигают татарскую культуру. Так, они узнали друг о друге, а горожане увидели выступления актеров в консерватории и услышали академическую музыку в стенах театра. Теперь — это десятки участников, множество проектов и большие планы на будущее.

Enter поговорил с одним из основателей «Калеб» композитором Эльмиром Низамовым и узнал, как собрать вместе людей из разных сфер, что ждет татарскую культуру и нужно ли сохранять идентичность в век глобализации.

 

Музыканты в театре и поиск формата

Пять-шесть лет назад в нашей консерватории начала работать Гузель Сагитова: она знаток татарской культуры, филолог и обладательница кандидатской по татарской драматургии. Мы начали общаться, и я рассказал ей, что не знаю наших молодых поэтов и театральных деятелей, а знаком только с аксакалами и то — по книгам. Молодежь оторвана друг от друга: те, кто работает в Камаловском театре, далеко от него не уходят, а мы, музыканты, находимся в консерватории. Получается, что мы живем замкнуто в своих вселенных. Тогда появились первые мысли о том, что нужно как-то наладить контакты.

Еще одной предпосылкой к объединению стал круглый стол с творческими людьми. Мы беседовали часа полтора: говорили о том, что в 60-70-е годы творческие союзы очень дружили, их чуть ли не в совместные отпуска отправляли, были площадки, где они могли собраться. И подумали — почему мы постоянно ждем, что кто-то сделает что-то за нас? В итоге решили: надо организовать все самим, ведь нам нужна только подходящая площадка. После чего Гузель Сагитова сказала мне, что первым героем проекта буду я.

Со мной знакомы музыканты Казани, но обо мне не знали театралы и писатели, поэтому творческую встречу мы устроили именно в театре Камала. Я сидел на малой сцене и понимал, что впервые публика в основном не музыкальная, а состоит из театральных и литературных деятелей. Их даже не приглашали специально — просто это место намолено такой аудиторией, многие люди попали на вечер случайно. Например, во время мероприятия актеры, которые здесь работают, просто заглянули в зал из любопытства, затем зашли, сели и стали слушать: вроде музыка звучит интересная и парень молодой что-то рассказывает. А когда бы они еще добрались до консерватории и узнали обо мне? Так я окунулся в мир татарской молодежной культуры куда активнее, чем мог бы. Иначе пришлось бы потратить больше времени, потому что сейчас самодостаточного творчества, мне кажется, практически нет. Конечно, художник может сам дома картину нарисовать, но ведь ему потом нужна будет публика.

Эльмир Низамов, один из основателей «Калеб»

То же самое касается литературного и музыкального направления — без встречи автора со слушателями произведение не родится. Что греха таить — в настоящее время нет институций, где творческие люди могли бы встретиться. Особенно, если речь идет о татарской культуре. Носителей русской намного больше, поэтому вероятность удачной встречи писателя и художника для совместного проекта куда выше. А мы, живя в одном небольшом городе, можем и не встретиться, если нет мотивирующих моментов. «Калеб» как раз и стал таким катализатором. Название переводится как сердцевина: оно не относится к области физиологии, а обозначает некий объединяющий центр.

Гузель Сагитова сейчас работает директором ТЮЗа, у которого в основном детские постановки. Она спокойно, без боязни может пригласить композиторов из «Калеб», потому что уже работала с ними и знает что они из себя представляют. Так же и у меня: есть какой-то проект, на который мне нужен режиссер или пишущий человек, и я уже знаю кого позвать. Вот это главная цель.

 

Встречи с балериной и результативные междусобойчики

После первой творческой встречи мы с Гузель, Йолдыз Миннуллиной и Луизой Янсуар начали планировать следующие мероприятия. В итоге составили план чуть ли не полгода вперед: организовать встречи с балериной, молодой поэтессой. На каждой таком событии я узнавал множество ровесников из разных сфер, которые варятся в этом творческом котле.

На одном мероприятии молодые поэты устроили театрализованное представление и читали свои стихи. У нас были как крупные встречи на сцене с публикой, так и междусобойчики по 10-15 участников. Например, приезжал интересный человек, и мы устраивали с ним творческую встречу. Так он узнавал о нас, молодых. Также у нас был вечер с певицей Алиной Шарипжановой: в русском театре впервые зазвучала татарская музыка и пришла татароязычная публика. Нас даже попросили повторить во время Всемирного форум татарской молодежи. После этого, куда бы я ни поехал — Чехию, Германию, Баку — меня узнают и говорят: «Мы вас знаем, мы видели вас на встрече в театре». У меня такое ощущение, что там был весь мир!

Кроме того, мы устроили встречу с режиссером Ильшатом Рахимбаем и постарались раскрыть его с разных сторон. Еще проводили вечера с художниками, делали активности с джазовыми и этническими музыкантами. При этом мы выбирали и выбираем разные формы: во-первых, встреча с творческой личностью, открытие нового персонажа, во-вторых, театрализованные представления, концерты. Акцент сделан на трех направлениях: театр, литература, музыка. Упор именно на них, хотя у нас были и кинособытия, и танцевальные, и художественные. Приятно, что теперь не мы ищем героев, а к нам притягиваются люди и предлагают проекты. Они знают, что на их мероприятии будет публика — это снимает вопрос рекламы, информационной поддержки, поиска зала. Иногда именно организационные проблемы ставят крест на хороших инициативах.

Мы задались целью проводить события раз в месяц — сначала нам казалось это утопичным, но в первое время все получалось. Какие-то мероприятия были масштабными, какие-то поскромнее, но раз в два месяца мы их точно воплощали.

 

Участники объединения и внутренняя кухня

У истоков «Калеб» стояли Гузель Сагитова и я. Также нам очень помогали поэты Йолдыз Миннуллина и Луиза Янсуар. Проект поддерживает театр Камала, так как найти хорошую площадку в центре города всегда проблематично, а малая сцена нас выручает. Со временем людей стало больше: кто-то приходил, кто-то уходил. За годы сформировалась команда, которая решает все текущие вопросы — около десяти человек. У кого-то из участников возникает идея мероприятия или мы встречаем интересную личность: музыканта, художника и хотим о нем рассказать всем. Какие-то вещи зреют в воздухе и затем друг к другу притягиваются.

Уже сформировался оргкомитет. Писательница и журналист Сюмбель Гаффарова занимается наполнением нашего сайта. Гульчачак Шайхутдинова работает на ТНВ и отвечает за взаимодействие с каналом, освещение нашей деятельности. Эльвина Назипова помогает работать с радио, Рания Усманова — с прессой в целом. Поэты Йолдыз Миннуллина и Луиза Янсуар участвуют в организации мероприятий, составлении пресс-релизов для СМИ. Благодаря таким людям мы получили общественную премию имени Дамира Сиразиева за создание объединения. Первая постановка спектакля «Алиф», которому присудили «Золотую маску», была показана в рамках «Калеб». Вот я же говорю: помимо контактов, это идеальная площадка для экспериментов.

У нас несколько основных площадок: театр Камала, консерватория, музеи, теперь и ТЮЗ. С одной стороны отсутствие своей локации создает трудности, с другой — туда реже приходили бы сторонние люди. Мы выбираем площадку в зависимости от героя. Например, смысл делать творческий вечер с актером в театре? Его и так все здесь знают. Нужно место, непривычное для спикера, чтобы смежные сферы начали друг с другом взаимодействовать.Театралов сложно заставить пойти в консерваторию, поэтому консерватория сама идет в театр и наоборот. Если Магомед не идет к горе, гора идет к Магомеду. Подробный план мероприятий расписан на полгода вперед — появляются все больше ресурсов и поддержки. Это и работа над созданием Лаборатории песен, аудиокниги на татарском, куда войдут произведения наших молодых поэтов и писателей, театральными эскизами начинающих режиссеров Казани.

 

Состояние культуры и вызовы нового времени

Ни одно объединение невозможно без людей, иначе некому будет объединяться: «Калеб» возник как ответ на спрос. Мне кажется, мое поколение — мощнейший двигатель для татарской культуры. Среди моих ровесников, родившихся в середине и конце 80-х, много талантов в разных сферах. Но вот таких творческих людей среди тех, кто старше меня на десять лет, я не знаю. Младшее поколение тоже не знаю, надеюсь, оно придет. У нас есть активные композиторы 60-ти и 80-ти лет, а активных 40-летних, например, раз-два, и обчелся. Как будто их и не было, куда они делись?

Сейчас пришли мы и начался подъем в этой области. С другой стороны, татарская культура немного иная: ее могут и много критиковать, говорить, например, что поэты пишут не о том. Мы такое слышали от критиков после некоторых вечеров, но ведь каждый человек пишет о том, что его волнует. Для него субъективные причины являются объективными. Так и я пишу музыку именно на определенные темы, которые меня задевают. И это нормально и правильно.

Мне трудно сравнивать состояние культуры сейчас и в XIX веке, но могу сравнить с советской эпохой, которую я немного застал. Тогда была идея развития всего национального: у каждого народа должны быть собственные театры, балет. Все это мощно поддерживалось на государственном уровне, у всех республик был такой прочный фундамент. Поддержка есть и теперь, но не такая, как раньше. Мы живем в эпоху глобализации с общемировыми ориентирами на Америку, Запад, да и на Москву тоже, но при этом не нужно терять свою идентичность. Но как ее не терять, за счет чего — большой вопрос, на который у меня нет ответа. Понятно, что помогает язык, но ведь в музыке нет языка. Есть татарские узнаваемые мелодии, но мы же не можем постоянно использовать фольклор, надо адаптировать его под современность. Здесь возникает вопрос: например, татарское кино — это какое кино? То, что поднимает важные темы для татарского общества или кино на татарском языке и про общечеловеческие ценности? На мой взгляд, что и то и то можно считать татарским. К примеру, у нас была цель сделать экспериментальный современный спектакль, но базирующийся на наших истории и языке. Так появилась постановка «Алиф». Мне кажется, ее успех заключается в теме, волнующей людей.

Будущее за поиском новых тем и наполнением их татарским духом. Можно сохранить свое только тогда, когда ты интересен другим, в противном случае оно законсервируется и будет вариться в собственном соку. Что происходит, если в деревне заключаются союзы между родственниками? Вырождение. Так же и в культуре: новое — это всегда сплав чего-то другого. Почему русская культура такая сильная? Потому что оставаясь собой, она все время в себя что-то вбирает, переламывает, опробует. Народные песни, элитарный Чайковский, экспериментальный авангард — тоже русская культура, но корни этих явлений берут начало отовсюду. Конечно нельзя сравнивать татарскую и русскую культуры из-за их разницы, но в любом случае выход один — сохранить свое, но при этом не отвергать новое. Время ставит такие условия.

источник: http://entermedia.io/people/kak-ustroeno-tvorcheskoe-obedinenie-kaleb/

Other article