И.

Дусларым белән уртаклашам:
Click to view image

февральский пейзаж, окантованный трассой.
затылки прохожих с резинками масок,
развилки дорог, как шнуровка корсета, 
сдавившая грудь. я дышу в сигарету.

лицо, обведенное телом, на белом
экране погоста сливается с мелом.
влажнеет ресница, вдруг ставшая вдовьей,
от первого тождества снега и крови.

равнина и всё, что с неё не сбежало,
сопит и потеет в пуху одеяла.
довлея над полем, осиновый остров
торчит, как с утра из штанов у подростков.

стреляются звёзды на тайной дуэли,
как робкие йети, колышутся ели,
и месяц - плавник исхудавшей акулы,
завис над домами, босой и сутулый.

плетётся зима, по-старушечьи жмурясь 
от вида заправленных в улицы улиц.
под полночь шаги замирают под полом.
и стрелок в часах, как времён у глагола,

так ёжатся плечи от брошенных "тоже",
солисты поют для уснувшего в ложе.
так жизнь с вычитаниями нас, к сожалению,
знакомит чуть раньше, чем с первым сложением.

запомни пейзаж, что ветрами обглодан,
в котором тасуемся странной колодой,
который нас свёл, как персты на удачу,
бумажный пейзаж, где я больше не значусь.

где краем не плинтус - спускаются ниже,
где вечер с ладони судьбу тебе слижет.
где марки буями над белою толщей
гарант обещания не встретиться больше.

э.б.

Дусларым белән уртаклашам: